Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Швейк

Голубые как объективная нереальность

У гомосексуалистов, помимо дискриминации, есть одна специфическая проблема: люди в глубине души не верят в их существование.
И тому есть причины.
В реальной жизни мы геев не видим (мне возразят - а Борис Моисеев, а Сергей Зверев? Я отвечу - какое отношение телевизор имеет к реальной жизни? Может, никаких Моисеевых и Зверевых и нет на самом деле, одни только картинки). Зато голубые - распространенные персонажи в веселой стране анекдотов. Получается, что они столь же реальны, как Штирлиц, поручик Ржевский или Василий Иванович.
Кроме того, матерное обозначение геев - пи..сы - слово весьма многозначное, применимое в разных ситуациях и потому размывающее исходный его смысл.

Все это прекрасно иллюстрирует анекдот. Он известный, но так хорош, что не удержусь и приведу его:
Мужик отвечает на вопросы анкеты. Национальность - такая-то. Пол - такой-то. Сексуальная ориентация...
- Вы знаете, я гей, - говорит он.
- О, как интересно, - ему отвечают. - У Вас, наверное, шикарная квартира с видом на Кремль?
- Нет, - говорит он, - обычная панельная двушка.
- Может у Вас представительский Мерседес или БМВ?
- Нет, самая обычная машина.
- Тогда наверное у Вас вилла на Рублевке?
- Почему? Садовый домик на 10 сотках.
- Слушайте, что Вы нам голову морочите? Да какой Вы гей? Да Вы обычный пи...с!


В общем, все мы, товарищи - пи...сы! А геев и нет никаких!

А вот свежее доказательство, что тема геев - неизменно смешная. Станислав Яковлев (в ЖЖ - популярный блоггер
el_cambioel_cambio) - известный и уважаемый демократический политик. Точнее - был таковым. Ибо московский гей-парад и связанные с ним события настолько потрясли его, что он стер (!) свой журнал и объявил об уходе из политики. Самые сильные его эмоции стерты вместе со всем журналом, но кое-что можно увидеть в сообществе ru_solidarnost.
Демократические гей-активисты для него стали тем же, что бравый солдат Швейк для поручика Лукаша:
Поручик Лукаш не ответил. Им овладела полная апатия. "Плевать мне на все,— блеснуло у него в голове,— и на Швейка и на лысого генерал-майора. Сидеть спокойно, в Будейовицах сойти с поезда, явиться в казармы и отправиться на фронт с первой же маршевой ротой. На фронте подставить лоб под вражескую пулю и уйти из этого жалкого мира, по которому шляется такая сволочь, как Швейк".

Грустно. Но в то же время и очень смешно.